2017

test 9 dec

neb banner

gmu

70 bibl

bibliorodina

videopoez

kalendar2017

Яндекс.Метрика

Белугина Н.

BelyginaРодилась в Архангельской области, там же получила педагогическое образование. В данное время живёт в Георгиевске. Публиковалась в местных изданиях, в альманахах «Золотая строфа (г. Москва), «Родники любви», «Волшебная страна» и др. Стихи Надежды вошли в сборник георгиевских поэтов «Под знаменем Победы».

В октябре 2015 года ей присвоено звание члена Российского союза писателей. Стихи Н. Белугиной вошли в 26 российских и международных коллективных сборников. Выпущен, на конкурсной основе, авторский сборник стихов о любви «Аритмия».

А в декабре 2015 года поэтесса стала дипломантом Северо-Кавказского окружного литературного конкурса «Дни поэзии на Северном Кавказе». Торжественная церемония награждения победителей конкурса состоялась 17 декабря в Театре оперетты города Пятигорска. В номинации «Малая поэтическая форма» Надежде присвоено почётное третье место.  

 

СТАРЫЙ ДОМ

В нетерпенье ищу я тоскующим взглядом
Деревянный висячий разбитый мосток,
А по жилам в крови бьёт сильнейшим разрядом

Учащённый волнующий радостный ток.

Дом, заросший высокой и жгучей крапивой,
Запустения спутницей там, где нужда.
С бьющим, скачущим сердцем взлетела ретиво
На крыльцо  родового большого гнезда.

Закряхтели от тяжести в страхе ступеньки,
Непривычный к напору, дом будто присел:
Без присмотра людского  в глухой деревеньке,
Без ухода он быстро ветшал и дряхлел.

От нечаянной встречи взгрустнула природа,
Дождик бился в окошко, по стёклам шурша.
Дом, в обиде, что долго стоял  беспородным,
Как мальчишка рыдал, словно в нём есть душа.

                                         Отмывая следы от заплаканных окон,                                       

Пыль смахнув, паутину убрав из углов,
Сожалея, что дом навещаю наскоком,
Отмывала свой грех за покинутый кров.

И отважный паук, что спешил на расправу,
Замер вдруг, вспоминая хозяйский устав.
Как соперник, признав пораженье по праву,
С поля боя, не споря, убрался стремглав.

Зацвели занавески  опять васильками,
Из-за облака вылезло солнце, смеясь,
Заплясало на вымытых окнах лучами,
Ну, а дом, словно вырос, породой гордясь.

Лупоглазые ящерки, выглянув с крыши,
Изумрудные грели под солнцем бока.
И опять голос мамин приветливый слышу,
Ощущая острей, как она мне близка.

Как листок от могучей породистой  ветки,
Напитавшись веками накопленных сил,
Возвращаюсь, оставив для встречи монетку:
Так когда-то мой предок потомков учил.

 

НЕПОГОДА

День, придавленный глыбами туч,
Не сулил никаких перемен.
Ветер злой был силён и могуч,
Гнал прохожих в укрытие стен.

Начинаясь от самой земли,
Распласталась тяжёлая мгла:
Будто, чёрную весть принесли
Два орлиных огромных крыла.

Прижимаюсь всем телом к стволу,
Словно, спрячусь в его глубине,
Обнимаю с надеждой ветлу:
«Дай свой кров для спасения  мне».

Скорбный дождь уже плакать устал,
Но упрям, наживая врагов,
Нарывался ещё на скандал.
 Где ты спряталось Око Богов?

Навевая тревогу и страх,
Дождь стучал в свой большой барабан.
Плыл по небу  на всех парусах
Нескончаемый туч караван.

  

  ЗЕМЛЯ МОЯ

Земля моя! Тебе мои слова.
Всё чаще обращаюсь я к природе.
Порой в бессилье, добреду едва,
Неся печаль в лихую непогоду.

К тебе дорогой памяти иду,
Где ивушки льют  горестные  слёзы,
Купаются в таинственном пруду,
Сплетая пряди зелени с берёзой.

К стволам прижмусь распахнутой душой,
К траве твоей приникну, убеждаясь:
По телу разливается покой,
Ты все мои несчастья принимаешь.

Где пойма влажная, рядочек мостовин,
Изгиб реки,  луг ситцевый ромашек.
Вдохну всей грудью горькую полынь,
Внимая песням выпорхнувших пташек.

А синь небес, как у ребёнка взгляд -
Лазурь берлинская. Любуюсь облаками:
Как птицы белые в той синеве парят
С раздутыми пушистыми боками. 

И ветер - непутёвый озорник,
Приносит смех заливистый из детства.
Здесь серебристый нежится родник
С притихшею рекою по соседству.

Покинув край родной и отчий дом,
Теряем мы живительную силу,
И возвращаемся к истокам должником,
Куда бы нас судьба не уносила.

Воробышком подпрыгнет сердце вновь:
Здесь жизнь моя берёт всему начало.
Спасибо, мать-земля, за ту любовь,
Что на твоей лужайке  испытала.


     КАК СТУЧАТ КАБЛУЧКИ

Как стучат каблучки беззаботно и смело!
Кто поверит, что в новых туфлях, как в тисках?
Мимо стайки мужчин проплыву королевой:
Губы в нежной улыбке, беспечность  в глазах.

Может быть, и не я улеглась лишь под утро,
После стирки бельё укротив утюгом?
Мне нырнуть бы в постель в шёлке и перламутре,
Только мысли гудят всё о чём-то другом.

Как зарплата мала, надо жить экономней,
Тает стопка купюр, не по дням - по часам.
Чтоб уют был везде, чтоб светло было в доме, 
До работы  спешу всё убрать по местам.

Что вы? Мне не слабо в детский садик и в школу,
Отводить и встречать, кучу дел совмещать.
Русской женщине всё и по силам, и впору,
Жаль, что мужа никак не смогла удержать.

Ах да что это я? Ну, не буду о грустном.
Вот готов уж бульон, яркой стружкой морковь,
Слёзы? Лук виноват! Что? Я режу капусту?
Это мелочи всё.  Вот и  борщ уж готов.

А в толпе проплыву лёгким облаком белым,
Шлейф от модных духов, брови-крылья в разлёт.
Мимо стайки мужчин - сладким персиком спелым.
Что за ширмой моей?  Кто же там разберёт?

  

      КАЗНЁННАЯ ЛЮБОВЬ

Скользила змейкою тропа
к полянке, только нам знакомой.
Смеялись, мол,  любовь слепа,
Сбегали мы тайком из дома.

Любовный пили мы нектар, 
Естественно, без обещаний.
Виной всему хмельной  угар -
Себе безгрешность предвещали.

Но вижу дочери глаза - 
Твои глаза, в них боль и мука.
Что в оправдание сказать?
Что ждёт её  с отцом разлука?

И с этой карой будем жить?
Боль для своих нести кровинок?
Но  как любовь в себе убить?
Казнить? Позвать на поединок?

Казнить. Помиловать нельзя
Любовь, возникшую внезапно.
Поверь, что так легла стезя:
Казнить! Решенье безвозвратно!

 

ДАЖЕ СОЛНЦЕ СУМЕЛА ВЕРХУШКОЙ ДОСТАТЬ

Будто ёжик, от страха расправил иголки,

Из травы пробивалась несмело сосна.

Неокрепшим, беспомощным, слабым ребенком

Средь деревьев других мне казалась она.

Но старательно к солнцу тянулась ветвями,

И махала ладошками, с ветром резвясь.

И за место своё побивалась с боями,

В небеса устремлялась, мечтой возносясь.

Годы шли, подрастала она понемножку,

Дотянулась до плеч, соревнуясь со мной,

Как-то утром ко мне заглянула в окошко,

Постучав по стеклу колкой лапой резной.

Потянулась немного, качнув стройным станом,

С ветки капли дождя мне небрежно стряхнув,

С превосходством кивнув, мол, до тучи достала,

В свежесть ясного утра меня окунув.

Эх вы, годы! Галопом неслись, как в погоне!

Как успела сосна с детских лет возмужать!

Будто выиграв спор, став в борьбе чемпионом,

Даже солнце верхушкой сумела достать.

  

ПОД БОЛЬШИМ СЕКРЕТОМ

Под большим секретом, видела воочию,

К нам зима прокралась этой тёмной ночью.

Прилегла тихонько на замшелых крышах,

Крадучись, неслышно, снег на службу вышел.

Город спал, не видя, как снежинок стаи,

Покружив немного, землю всю устлали.

Не скупилось, щедро рассевало небо:

Белые пушинки стал небесный лебедь.

Зацвели деревья пышным цветом белым,

В кружевах ажурных всё заиндевело.

У домов озябших, спрятав ветхость крыши,

Не спеша, сквозь дрему, сыпал снег излишки.

И, хворавший с лета, сад преобразился,

Тёплым лёгким пледом наглухо укрылся.

Белый снег и чистый, без следов накрапа,

Кот мой, удивившись, долго трогал лапой.

  

СЛОВНО ЗЕРКАЛО, ДОРОГА!

Словно зеркало, дорога.

Вот напасти – гололёд!

Расставляй пошире ноги,

Да помедленней народ!

На подошву – липкий пластырь,

Иль – надежнее – носок.

«Добрым» словом вспомню власти:

Вновь зажилили песок.

Под прямым углом коленки,

А для тормоза – каблук.

Пробираюсь я вдоль стенки,

А не то – придет каюк.

Шаг за шагом, еле–еле,

Торможу на вираже…

Дед балконной хлопнул дверью

На четвёртом этаже –

Подвернулась тут же кочка,

Закружилась голова…

На надёжной пятой точке

Проезжаю метра два.

Кровь от страха бьётся в вене,

Вспомню нечисть невзначай:

Ёшкин кот, Ядрёна Феня,

Местный Ёкарный Бабай.

Сверху метит в цель сосулька.

Балансирую на льду…

Добрела до переулка…

Знать, живой домой приду.

 

ВСТРЕТИЛИСЬ ДВА ОДИНОЧЕСТВА

Как лекарство – сплетение рук…

Две души – два хрустальных бокала…

Прикоснувшись, мы вновь услыхали

Звон печальный – из прошлого звук.

И о нём мы опять сгоряча…

Фразы пулей прицельно по сердцу.

Замерла, не успев разгореться,

Наша общего счастья свеча…

…Телефон отрешённо молчит,

Перестав быть источником связи,

Не напомнил с волненьем ни разу,

Что случайно не взял ты ключи.

Позвони, напиши, отзовись!

Всё, что было, покажется бредом,

Мы друг другу нужны… Я приеду.

Как назло, и компьютер завис…

 

ОТ БЛИЗКИХ СТАЛИ МЫ ПРОХОЖИМИ

Скользнула с облаков на землю ночь,

Таинственна, бесшумна, быстрокрыла,

Прогнав всю суету дневную прочь,

Реальность черным бархатом укрыла.

И в непроглядной вязкой темноте,

Как призраки, толпясь – воспоминанья.

В бесшумной, бесконечной темноте

Всей жизни происходит осознанье.

А в памяти – глаз милых синева

И теплое несмелое дыханье,

Неспешны осторожные слова

И бережное рук соприкасанье.

Как долго привыкали к естеству,

Шли к близости почти с благоговеньем.

Друг к другу относясь, как к божеству,

Чужими стали за одно мгновенье.

Жаль, ревность остудила нам сердца,

Что и друзьями после мы не стали,

И голосом, что холодней свинца,

Чуть слышно «здравствуй!», встретясь, лепетали.

Грустит живой «семейный талисман»,

Так сына называли мы когда-то,

Любви взаимной память – мальчуган.

И перед ним мы оба виноваты. 

 

ПОСЛЕ ДОЖДЯ

Лес, как войско, в нарядных зелёных кольчугах стоял,
Весь прозрачными каплями каждой хвоинки украшен.
Будто мир, опрокинутый, в  бусинках-каплях  дрожал,
Ну, а лес  охранял к нему подступы,  строг и бесстрашен.
Чуть затронула ветку,  и в пригоршнях  - озером  дождь,
Остро пахнущий  соком слегка потревоженной хвои.
Сзади - ёлки-двойняшки, и куст вересковый, как вождь,
 Их берёг, окружая колючим сосновым конвоем. 
А суровые тучи, свой гнев исчерпать поспешив,
 Упорхнули, им  ливень  самим был сегодня не нужен.
Только редкие капли бесстрашно срывались  с вершин,
Будто чьи-то  шаги гулко шлёпались в  тёмные  лужи.
Наступая в зелёную мякоть таёжного мха,
По колено вхожу. Ну, какой же я стала наивной!
Мох в постели грибной будет нежно  младенцев кохать:
Завтра новая жизнь зародится от тёплого ливня.

 

ПЕСНЯ О КАЗАКАХ

По степи туман сползает, пряча конников отряд.
То защитники станицы дружно выстроились в ряд.
Казаки, не зная страха, бьются ночь и бьются день,
Лишь мохнатая папаха грозно сбита набекрень.
Припев:
За землю нашу, родную хату
Душою  с Богом – вперёд, ребята!
Взмахнём мы шашкой и грянем песню,
Казачье «любо» мы скажем вместе.

Ни усталости, ни страха – знают, рано отдыхать!
Лишь одной нагайкой могут супостата напугать.
Лихо скачет вольной степью друг-товарищ  вороной,
Как хозяин, по тревоге, он готов на смертный бой.
Припев:
Чернобурка за плечами, возвращаются домой.
В этот раз с косой старуха обошла их стороной.
Любо, братцы! Землю пашем, и в семье порядок есть,
Русью вольною гордимся. Казаку – хвала и честь!
Припев:
В нашем городе российском церкви золотом горят,
Здесь плечом к плечу с отцами вырос взвод из казачат.
Русь свободная воспрянет, мир построит без войны.
Честь великого народа отстоят её сыны.
Припев:

 

ЛИШЬ ПОШАТНУЛСЯ

Всё сразу высветилось вдруг.
В тот чёрный день ушли сомненья:
Кто недруг был тебе, кто – друг -
Всё приоткрылось за мгновенье.
Когда ты падаешь с высот,
Опору ищешь под ногами.
Всегда ль на помощь тот придёт,
С кем ели вместе соль пудами?
Не принимай свой сердца стук,
За топот ног друзей спешащих:
Друзей всё уже будет круг,
Ведь их так мало настоящих.

 

ЧУЖАЯ БОЛЬ

Холодный взгляд, презреньем сжаты губы,
Слова – приказ, беспроигрышный бой.
Понятно сразу:  никого  не любит
Тот человек, гордясь лишь сам собой.
Чужая боль не будит в нём участья,
Чужая радость – только разозлит,
Лишь о своём всегда печётся счастье,
Спрессованный из спеси, монолит.
Беги скорей, холодный взгляд  заметив,
Не трать ни слов, ни времени, ни сил.
Так избежишь болезненных  отметин,
Что он бы с упоеньем наносил.
Найди другого, с кем бы смог согреться -
Холодный нрав не греет никого.
Чем проще незаносчивое сердце,
Тем больше мудрости вмещается в него.

 

ШКАТУЛКА ДЛЯ БУДУЩЕГО

Придёт однажды срок, когда вопрос
Вдруг выпрыгнет, как чёрт, из табакерки:
«А помнишь?» -  и делам твоим разнос
Устроит беспристрастно для проверки.
Для будущего складываем мы
Дела свои и речи, как в шкатулку:
Как от тюрьмы спасались, от сумы,
Блуждали по каким мы переулкам.
Пустых стекляшек бросим горсть в неё -
Настолько же и будем мы богаты,
И коль вкруг нас вилось лишь вороньё,
 Мы в этом сами будем виноваты.
Коль только боль, разруху и беду,
Сумели мы за жизнь свою оставить,
То ждёт расплата ровно «по труду»,
Получим, чем смогли себя прославить.

 

 

prezbibl
GM
pravo gov ru
gosuslugi sk 1
fs tfoms
polpred banner

Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Георгиевская централизованная библиотечная система» © Все права защищены.
Ставропольский край, город Георгиевск, ул. Ленина дом 129
8 (87951) 2-58-11